А.К. БУЛЕКПАЕВ: ЖИЗНЬ, ШАХМАТЫ, БЛИЦ

По улице моей который год
звучат шаги — мои друзья уходят.
Друзей моих медлительный уход
той темноте за окнами угоден

Привыкнете к мысли, что вы смертны, что уйдут рано или поздно из жизни ваши друзья и близкие. И жить вам станет заметно легче. Банальная истина, которую пытаются донести до нас многие авторитеты в области психологии межличностных отношений. Но, вот беда, сколько не внушай себе, когда происходит ЭТО, пережить утрату невыносимо тяжело. И рана будет кровоточить долго. И никакие мысли, и увещевания не помогут…

Первое впечатление
Он оставил нас. Амантай Куанышевич, Амантай, Абеке. Предприниматель и общественный деятель, крупный хозяйственник в советские годы и меценат в суверенном Казахстане, отец четырех сыновей, семьянин, любитель хорошей литературы, страстный (когда еще позволяло здоровье) автомобилист и еще, еще, еще. Но поклонники древней игры, в первую очередь, знали его в качестве Президента «Союза шахматистов Алматы», а уж потом все остальное. И вот его не стало. Не вижу смысла распространяться долго, кем был он для меня и для многих шахматистов южной столицы. И так ясно. Резануло сильно по сердцу. Всех. Кому небезразличны шахматы в городе и стране. Простите, поэтому за некий сумбур в мыслях и в изложении.

…Познакомились давно, еще в 80-е, хотя видел его (на молодого, полного колоссальной жизненной энергии Амантая, просто невозможно было не обратить внимания) лет за пять-шесть до нашей встречи за шахматной доской. К этому периоду своей биографии Амантай Куанышевич (А. К.) подошел, занимая солидный пост и обладая известным общественным весом. В шахматном клубе играл в отдельном помещении, библиотеке, которую любезно предоставляла ему администрация, независимо от того, кто занимал пост директора. Тогда же сыграли несколько партий по небольшой ставке (другой формат игры не привлекал). Я, по молодости лет, мнил себя хорошим блицором, но «отрезвление» наступило довольно быстро…

Более тесное знакомство и рассказ о детских и юношеских годах услышать довелось значительно позже. А оно детство прошло в Целинограде (будущей Астане). Играть научился, как и многие, мальчишкой, попал в подростковую группу то ли при стадионе, то ли при доме пионеров, впрочем, сие не так важно. Главное – здорово повезло с руководителем. Марат Клышбеков не только обладал незаурядной практической силой (много раз играл в финалах Казахстана), но еще и любил детей. Плюс – обладал прекрасными педагогическими данными. В общем, после окончания средней школы, к моменту поступления в алма-атинский политехнический институт, юный Амантай обладал приличной техникой игры.

Во власти шахмат
Как рассказывал сам А. К., шахматы захватили его целиком и полностью, время за доской он был готов проводить (и проводил!) сутками. Вероятней всего при стандартном течении событий одним мастером в Казахстане стало больше, но вмешался отец, спустивший сына на грешную землю. Сейчас можно только поражаться невероятной интуиции Булекпаева-старшего, все-таки шахматы были тогда, как принято сейчас выражаться, в тренде. А мастерское звание открывало достаточно широкие горизонты, причем во многих аспектах. Но родитель настоял на своем: шахматы – не профессия, надо концентрироваться на учебе, овладевать специальностью. Наверное, что-то подобное слышали многие из тех, кто решил поступить по своему, не вняв советам близких. У кого-то получилось, у большинства остались только приятные воспоминания и некая горечь от нереализованных надежд. Что поделать, таковы шахматы! Но А. К. был не только любящим, но и послушным сыном, беспрекословно выполняющим наставления отца. Он сделал все, как и было велено, стал хорошим специалистом-строителем, пошел на производство и… впоследствии не прогадал!

Кто приобщил молодого парня к блицу? Наблюдая за игрой сильнейших в 50-60 годы блицоров Алма-Аты – Мордковичем, Болдыревым, Муратовым – скорей всего он был сразу же очарован динамикой, непредсказуемостью результата, калейдоскопичностью сюжетов. Плюс царившая непередаваемая атмосфера шахматного братства, приобщённости к некоему таинственному Ордену… Первые двое его постоянных соперников рано ушли из жизни, а с Владимиром Муратовым дружба не прекращалась даже, когда тот покинул Казахстан и переехал в Москву. В 94-м на Олимпиаде встретил старого товарища у киоска, где торговали шахматной литературой. Опытный мастер сокрушенно вздыхал, хотелось приобрести свежий «Информатор», но доходы пенсионера не позволяли. «Что интересно? Хотел бы купить?» Муратов мог только сокрушенно развести руками… Амантай недолго думая, купил все имеющиеся номера «Информатора» и с нескрываемым удовольствием рассказывал потом, как радовался старый партнер по давним блиц-сражениям…

Но своим главным наставником в молниеносной игре называл Баяна Акжанова (в центре снимка). Теперь уже немногие могут похвастать тем, что видели (не говоря уже о том, что сыграли) легендарного ветерана, фронтовика. Стройный, с юношеской осанкой, возраст выдавала только пышная седая шевелюра, Баян регулярно играл на небольшую ставку в блиц. В теплое время – в шахматном павильоне парка Горького, зимой – перемещался в шахматный клуб. «Так сказал Акжанов», – время от времени любил приговаривать А. К. Долгая дружба, проверенная десятилетиями, связывала и с другим поклонником блица – Борисом Тимурзиевым (на снимке – слева). Дружили крепко – семьями, хотя в последние годы несколько (что поделаешь, возраст!) отдалились друг от друга.

Талант во всем
Студенческая пора – самое прекрасное время, но, как и всё подобное, весьма скоротечна. Пришло время зарабатывать на хлеб насущный. Работа не оставляла времени для серьезных занятий, оставался только любимый блиц. И зачастую собственно трудно было понять, что же на самом деле для него главное. Ибо после работы сразу же спешил в клуб. Помню его как сейчас – солидный, в костюме, при галстуке. С дорогим «дипломатом» в недрах, которого наряду с производственной документацией покоился видавший виды «Янтарь».
Несмотря на то, что молодые годы провел на различных строящихся объектах, так и не приобрел ни одной вредной привычки. Не курил, был абсолютно равнодушен к алкоголю. Единственное, что осталось с тех лет, страстно любил атмосферу суматохи, толчеи, нравилось, когда вокруг много людей, гомон, шум, все выражаются, и не всегда (точней никогда!) в парламентском ключе… Поэтому, до тех пор, пока позволяло здоровье играл исключительно в парке, атмосфера там была близка ему, раскованная, демократичная. В клубе появлялся до определенного момента не так часто.

Куда только не бросала Судьба! Некоторое время проработал заместителем Президента Академии наук КССР по хозяйственной части и часто вспоминал те годы, беззлобно подшучивая: «научный мир – это те же шахматы, интриги, обоюдное подсиживание. Ученого от шахматиста не отличишь!» Все же, как мне казалось, в глубине души сохранял пиетет как перед теми, так и перед другими. Разумеется, если речь шла о подлинных МАСТЕРАХ. Как в науке, так и в шахматах. Но и сам, вне всякого сомнения, был настоящим АВТОРИТЕТОМ. В конце 80-х это проявилось в абсолютном доверии алматинских шахматистов, единогласно избравших его Президентом городской федерации, впоследствии «Союза шахматистов Алматы».

Играть по-булекпаевски
…В блице обожал сражаться с партнерами, превосходившими его по классу. Причем заметно. Но разумеется, с форой и «на интерес». Выработал свои характерные дебютные схемы, где игра шла «на отбой» даже белыми, но такие тягомотные и вязкие, что пробить их в условиях ограниченного времени представлялось задачей повышенной сложности даже для опытного мастера. Одну из них бронзовый призер чемпионата СССР 1972 года Михаил Мухин в шутку окрестил «защитой Булекпаева». В ответ на 1.е4 с5 молниеносно «исполнялась» следующая конструкция: пешки на d3 и f4, конь на f3, слон на е2, рокировка и далее по ситуации.

Интересно, что игра захватывала настолько, что частенько просто не замечал упавший у противника флаг (что характеризовало его все-таки, прежде всего, как аматера, а отнюдь не как «каталу») и спохватывался, когда раздавался радостный крик: «флаги у обоих!» Чертыхнувшись, быстро расставлял фигуры для следующей партии.

Постоянно «звонил» обильно пересыпая речь солеными шуточками (подчас ненормативного лексического формата). Как правило, партии с участием Амантая привлекали много любителей и просто зевак. Заметив всеобщее внимание, в нем просыпалось вдохновение. И не только шахматное. Тогда был в состоянии выдавать настоящие перлы. «Вот он, Освальд»» – громовым голосом под всеобщий хохот восклицал он, снимая слоном с а8 ладью на противоположном углу доски.

В какой-то момент решил собрать воедино, что оставалось в памяти. Итогом стала живая, веселая книжка, которую он распространял совершенно бесплатно среди друзей и просто любителей шахмат.

В эпицентре событий
В начале 90-х годов попал в страшную автокатастрофу, врачи буквально собирали его по частям. Поправился, оклемался, но спустя несколько лет последствия все же дали о себе знать… Наступала грустная пора. Играть самому становилось все трудней, плохо слушались руки, с трудом нажималась кнопка часов (к электронному «Digital-у» так и не приспособился). Но любовь к блицу осталась, теперь часами он готов был наблюдать за игрой мастеров. Вот так пришла идея организовать большие турниры по быстрым шахматам и блицу. В 2006 году прошел первый такой рапид, приехали все сильнейшие казахстанские гроссмейстеры, гости из России, Узбекистана, Киргизии.

Долгое время «Кубок Президента Союза шахматистов Алматы» уверенно лидировал в Центрально-Азиатском регионе по размерам призовых. Гроссмейстеры (а иногда и некоторые мастера) получали стартовые гонорары, простых любителей допускали, разумеется, без взносов. Переиграла тьма-тьмущая известных игроков! Наум Рашковский и Анатолий Вайсер, Евгений Владимиров и Леонид Юртаев, Павел Понкратов и Сайдали Юлдашев, ну, и само собой все ведущие казахстанские гроссы, включая женскую сборную: Садвакасов, Кажгалеев, Коцур, Исмагамбетов, Костенко, Садуакасова, Абдумалик, Нахбаева. Всех не перечислишь.

Зная неуёмный характер А. К., можно было предвидеть, что одним рапидом всё не ограничится. Как же без блица?! И впрямь, очень скоро в дополнении к рапиду шахматисты получили еще «Серебряный Самовар Алматы». Теперь получился настоящий шахматный фестиваль – два турнира подряд! Причем обороты нарастали. Один раз в год (осенью), потом дважды (осень+весна) и апофеозом стал 2012 год – «Кубок Президента» состоялся в этом году четырежды! Восемь рапидов и блицев! Кстати, и здесь чувство юмора ему не изменяло: помимо главного приза (большого традиционного Серебряного самовара) был учрежден еще «Серебряный чайник» – занявшему чистое последнее место. Правда неудачники «почему-то» всеми правдами и неправдами старались уклониться от вручения «награды», даже на закрытие не приходили…

Как Президент «Союза шахматистов» был в курсе всех городских (и не только дел). Поддержку оказывал во всем, начиная с мелочей (приобретение бланков, грамот, медалей и проч.), завершая упомянутыми большими турнирами. Здорово помог в свое время материально Дармену Садвакасову, Жансае Абдумалик, позже Рамазану Жалмаханову. И многим другим, не добившимся известности. Вообще любой юный шахматист вправе был рассчитывать хоть на какую-то финансовую помощь со стороны А.К., если удавалось попасть к нему на аудиенцию. В большинстве случаев это была сумма в 50 000, но случались (и нередко) более крупные транши.

По-отечески с любовью
Конечно, безусловной любимицей в последние годы стала Жансая.  Ее фотография, наряду со снимком внучки, украшала рабочий кабинет. Постоянно интересовался, как успехи, где играет и, если выпадал случай, с удовольствием следил за ее игрой в турнирах, организованных по собственной инициативе.
За пару лет до ухода загорелся новой идеей – ежемесячно устраивать «ристалища» сильнейших блицоров Алматы. За реализацией дело не стало и очень скоро в «Лигу блица Алматы» помимо сильнейших Аскарова, Филиппова, Дауримбетова, зачастили «легионеры» из других казахстанских регионов. Кажгалеев, Жумабаев, Утегалиев. Турниры прочно заняли свое место в республиканском календаре, а призовые, как всегда, неуклонно шли вверх. Планировали провести 28 января большой форум, были оповещены все, ожидались гости из Ближнего Зарубежья. Позвонил за несколько дней уточнить детали. Слова уже давались А. К. с трудом, (озвучивал Влад, личный шофер, находившийся постоянно рядом с ним в последние дни и часы), несмотря на это, живо интересовался свежими новостями, давал указания. Обещал приехать. Не сбылось…

АМАНТАЙ БУЛЕКПАЕВ (1939 – 2018)
ВСЕГДА В НАШИХ СЕРДЦАХ…

Автор: Сергей Ким, исполнительный директор «Союза шахматистов Алматы»