Сергей Карякин, 26 лет, российский шахматист, претендент на звание чемпиона мира

56Я родился в Симферополе. В 2002 году я стал самым молодым гроссмейстером в истории шахмат и попал в  Книгу рекордов Гиннеса. Мне было 12 лет. Но Украину я покинул, потому что с 2003 года шесть лет сидел в Крыму практически без поддержки, без постоянных тренеров. Мы приглашали кого-то за свои деньги, но это было сложно. А в Москве проще, там живет очень много сильных шахматистов, всегда можно встретиться с кем-то, поиграть – это шахматный город. Соответственно в России у меня много друзей, но и в Крыму я бываю часто, мои родители там. И на референдуме они голосовали «за» присоединение, недавно стали гражданами РФ. А я гражданин России с 2009 года.

В Москве я познакомился со спортивным журналистом Кириллом Зангалисом, который стал моим менеджером, а позже пиар-директором всех российских шахмат. С его помощью мы подписали первый профессиональный контракт с крупным спонсором. Приятно, что компания поверила в молодого шахматиста, помогла финансово, поставив на карту одну цель – выйти на матч с Карлсеном. Я рад, что не подвел их, тем более спонсорство шахмат в России – дело крайне редкое. Даже не знаю, есть ли в стране еще хоть один шахматист, у кого есть личный спонсор. А у меня на данный момент их уже два.

В 2015 году я завоевал Кубок мира и весной этого года оказался в списке восьми гроссмейстеров — участников турнира претендентов, так в шахматах выбирают соперника чемпиону мира. К турниру я тщательно готовился, много занимался спортом, бегал, играл в пляжный волейбол. Турнир прошел в Москве, и я его выиграл. Что это значит? Я получил шанс побороться с нынешним чемпионом норвежцем Магнусом Карлсеном и право отвоевать у него шахматную корону и чемпионский титул. Победа в турнире претендентов имеет особый вес еще и потому, что в нем участвуют лучшие шахматисты планеты. Вместе со мной за победу боролись супергроссмейстеры: Фабиано Каруана и Хикару Накамура из США, Левон Аронян из Армении, индус Вишванатан Ананд, болгарин Веселин Топалов, голландец Аниш Гири и мой партнер по сборной России Петр Свидлер.

Когда я выиграл, меня много показывали по ТВ, было множество интервью, стали узнавать на улице, однажды узнали даже соседи по парилке в общественной бане. Родители тоже дали несколько интервью, их поздравляли, в том числе директор школы, где я учился. Можно сказать, что 15 минут славы я разделил вместе с ними. В России после этого турнира из-за моей победы произошел всплеск интереса к шахматам. Сейчас ажиотаж спал немного, и я наконец смог осознать по-настоящему, что произошло: я выиграл. Но я ощущаю себя тем, кто я есть — претендентом. Это уникальный шанс для меня, ведь я шел к этому матчу всю жизнь. Я с самого начала мечтал стать лучшим в шахматах, и сегодня подошел к своей мечте очень близко. Приложу все силы, чтобы выиграть. Иначе в чем смысл? Какой смысл чем-то вообще заниматься, если не стремиться стать сильнейшим?

Сейчас я готовлюсь к матчу с Карлсеном — он пройдет в ноябре, и у меня есть время поразмыслить, выбрать стратегию. Думаю, что я вообще спокойный и терпеливый человек, но тут особенно стараюсь держать эмоции в себе. Сохранять poker face насколько это возможно, потому что во время партии, если зевнул какой-то ход — бывает такое — и начнешь нервничать, выражать свои эмоции, можешь проиграть. Внешне кажется, что когда мы играем, думаем непонятно о чем, но на самом деле у нас в голове очень напряженная работа идет: тебе ставят ловушки, ты ставишь ловушки.

Я точно знаю: чтобы выиграть матч у чемпиона мира, надо быть полностью готовым во всех сферах, иметь психологическую, физическую и шахматную уверенность. Перед тем, как Владимир Крамник выиграл у Гарри Каспарова, он бросил курить. Я не курю, слава богу, но все свои вредные привычки стараюсь искоренить. Я должен выйти на пик формы. Я не супернакачанный, но люблю ходить в тренажерный зал, часто играю в большой теннис, кстати, на одном турнире мы с Магнусом играли в теннис. Считается, шахматистам полезно плавать, но мне, честно говоря, скучновато. Время от времени играю в бильярд и боулинг. А дома у меня стоит настоящий стол для настольного тенниса, и мы с женой частенько играем вдвоем. Удивляет, что некоторые шахматисты считают спорт бесполезным и не нужным занятием. Еще как нужно! Для того чтобы играть партию 6-7 часов подряд и сохранить максимальную концентрацию в самом конце, когда надо принимать важнейшие решения.

На Кубок Евразии по блиц-шахматам в Алматы я решил приехать в самый последний момент, хотел получить удовольствие для души и пользу. В блиц играть весело, это такое шахматное развлечение. Сам турнир не выведет меня на принципиально новый уровень, но здесь сильные блицоры, а у меня два месяца не было турниров, игра поможет поддержать себя в форме. Я получаю здесь необходимую наигранность. Вообще Казахстан для меня счастливая страна – здесь я стал чемпионом по быстрым шахматам в 2012 году. Помню, как выиграл на этом турнире в Астане у вашего шахматиста Муртаса Кажгалеева — он сильно играет.

Отдыхать в ближайшее время я не буду, надо готовиться к турниру в Бильбао. Работа не останавливается ни на минуту. Уезжая на турниры, я оставляю своей бригаде — это несколько тренеров — определенные задания. В шахматах без этого никуда, поток информации огромный. Пока вы читаете эти строки, в мире играется очень много партий, и все нужно отслеживать, искать новинки, новые идеи.

Но это не значит, что в моей жизни есть только подготовка к матчу за звание. Я не могу позволить себе уехать на два месяца на курорт и ничего не делать: у меня сборы, турниры, мне нужно заниматься. Но вот последний отдых мы прекрасно провели с семьей в Арабских Эмиратах. Я человек южный, люблю море и солнце. Когда я дома и не готовлюсь, то 3-4 часа среди всех домашних дел уделить шахматам считаю за счастье. В целом моя жизнь претендента идет своим чередом. Есть и друзья, и родственники, и близкие люди, с кем хочется пообщаться. Еще я очень люблю компьютерные игры – самые разные, нет определенной любимой игры. Последний раз играл в бродилку «Турок» — стреляешь в чудовищ, проходишь уровни. Стратегии и бродилки, они же стрелялки, мне нравятся. Когда разное оружие можно выбирать, монстров. Конечно, это забирает много времени, поэтому я не могу часто этим баловаться, лишь иногда грешу. В последнее время начал перечитывать классическую литературу. Гоголя, Чехова, люблю Шерлока Холмса Конан Дойла.

Время от времени я чувствую прессинг, лукавить не буду. Конечно, совсем не то, что было во время исторического матча Фишера со Спасским в 70-е, когда друг другу противостояли и шахматисты, и империи. Но в моем случае играет роль то, что я с Крыма. Некоторые шутят, что я не получу визу в Штаты. Но я просто хочу сыграть в шахматы, и для меня большой разницы нет, где будет проходить матч — в Америке или где-то еще. Я просто хочу выйти, сыграть и не думать обо всех этих политических вещах. Ситуация в мире скорее удручающая, к сожалению. Мое дело – играть в шахматы. Если у меня спрашивают позицию по Крыму, я ее высказываю, но не пытаюсь затыкать рот другим и не перестаю здороваться с людьми, у которых другая точка зрения.

Иногда мне кажется, что все эти новые технологии используются против человека, что они зомбируют, и люди ведут себя безумно. Меня это расстраивает, как и ситуация в целом с интеллектом в мире. Есть прекрасные образованные люди, но в целом общий уровень интеллекта оставляет желать лучшего. С чем это связано, я не знаю.

Восемь месяцев назад в моей жизни произошло другое важное событие — у нас родился ребенок. Это греет душу. Если раньше мы как-то пытались подстраивать свой график под мои турниры, то теперь мы с женой подстраиваемся под ребенка. С женой мы, с одной стороны, независимые такие, но нас многое объединяет. Я стараюсь всегда ее слушать, это очень помогает, и это не пустые слова. Согласен с мнением, что женщина мудрее мужчины.

С Магнусом мы встретимся в конце осени в Нью-Йорке, чтобы определить следующего чемпиона мира, но до этого еще пересечемся в конце июля на супертурнире Большого шлема в Бильбао. Я не мог отказаться от участия, как и он, что показывает: мы оба не пытаемся избежать встречи. В Бильбао мы попытаемся выведать друг у друга что-то полезное для себя, чтобы потом применить это знание на самой важной схватке. Подозреваю, что мы оба не станем играть главные варианты, приготовленные для ноябрьского матча.

Кем я буду через 10-20 лет? Не знаю. Но в ближайшие годы мой вектор — шахматы и только шахматы. Даже не важно, как я сыграю матч на первенство мира. Бизнес? Почему бы и нет? Выиграв чемпионат мира, можно заработать неплохие деньги, и как-то грамотно их вложить. Люди, хорошо меня знающие, говорят, что у меня есть предпринимательская жилка. Так что не исключаю, ведь шахматы — это целый мир, в котором возможно все.

Источник: esquire.kz
Фото: David Llada
Записал: Роман Райфельд