ЧИСЛО «СТА». (ИЗУЧАЯ РЕЙТИНГ-ЛИСТЫ) СУБЪЕКТИВНЫЕ ЗАМЕТКИ

FIDE-2

Бегло взглянув на свежий рейтинг-лист, поймал себя на мысли, что уже привык к невесёлому факту отсутствия наших ведущих игроков в первой сотне. На сегодняшний день достижения гроссмейстеров РК – в рапиде и особенно блице. Ринат Джумабаев (2667) и Муртас Кажгалеев (2659) зарекомендовали себя блестящими мастерами шахматного спринта. Не случайно оба участвовали в чемпионатах мира и смотрелись там более чем достойно.

rinat-1 kazhgaleyev

Ринат и Муртас заставили считаться с собой признанных мастеров блица

Но что же в самой престижной номинации, рейтинг-листе «классических» шахмат? Здесь, к сожалению, уже давненько наблюдается застой и, право слово, неизвестно, когда наступят перемены к лучшему. Уровень игрока первой сотни согласно последней статистике составляет примерно 2650 единиц, показатель от которого ведущие наши шахматисты держатся в почтительном удалении. Нельзя сказать, чтобы он являлся совершенно недостижимой заоблачной вершиной. Время от времени кто-то из наших (например, А. Исмагамбетов в «Ташкент-опене») «выстреливают» результатами, перфомэнс (т.е. рейтинг, на который сыграл шахматист в отдельно взятом турнире), которых даже превосходит данный показатель. Но вот игроков стабильно демонстрирующих уровень экстра-класса, на фоне постепенно отходящих от практических выступлений лидеров 90-х – 2000-х, как-то не наблюдается. А ведь ситуация была совершенно иной! И совсем недавно. Для начала маленький экскурс в историю.

Как только шахматные турниры перестали быть событиями экслюзивного характера (что имело место в 19 веке), и прочно вошли как данность в повседневную жизнь, шахматная общественность сразу же задалась вопросом, а как определять среди игроков самых-самых? Идея положить в основу математический принцип статистического учета успешных (и неудачных) выступлений витала в воздухе давно, но окончательное оформление получила в конце 60-х – начале 70-х годов прошлого века. 

Первая попытка построить «математический шахматный ряд», как известно, была предпринята в конце 1972 года. Основой стала система американца Арпада Эло, параллельно в СССР к тем же методам пришел ныне здравствующий Эдуард Дубов. Рейтинги обсчитывались раз в год (количество соревнований высокого уровня было не столь велико) и это в принципе удовлетворяло насущным потребностям. 

mukhin Что касается казахстанских шахматистов, то в первую сотню сразу вошел алматинец Михаил Мухин успешно сыгравший в полуфинале чемпионата СССР (вышел в финал), финале чемпионата (3-5 места!) и международном турнире в Сухуми (4-е место, выполнение нормы гроссмейстерского балла).После безвременного ухода из жизни в 1977 году первого казахстанского международного мастера, в рейтинг-листе ФИДЕ представителей нашей страны не наблюдалось, пока в 1980 году в Алмату не переехал международный гроссмейстер Наум Рашковский, в России долго мыкавшийся по углам с семьёй, а в столице советского Казахстана сразу получивший хорошую квартиру. Будущий капитан сборной независимой России, сильнейших команд, участниц клубных чемпионатов, тогда был сильным практиком регулярно, игравшим в высших лигах чемпионатов СССР. Чтобы молодым читателям было понятней о чем идёт речь сопоставлю уровень этих турниров, когда они собирали сильнейший состав (как, например, в 1973, 1976, 1982, 1988), с нынешними турнирами в Вейк-ан-Зее. Никак не ниже. Со второй половины 80-х годов в «сотне» появился второй казахстанский шахматист. Евгений Владимиров выступал в те годы на редкость стабильно и с неизменным успехом, долгое время, находясь на весьма приличной (для 80-х годов) отметке 2580-2585, что позволяло ему быть не просто в числе сотни сильнейших, а в её первой половине.naum vladimirov

Первые две доски на всех командных турнирах СССР надёжно прикрывали Наум Рашковский и Евгений Владимиров

«Золотой век» казахстанских мужских шахмат наступил, как ни парадоксально, в трудные для всего постсоветского пространства 90-е. Экономический коллапс сопровождался выходом на мировую арену поколения 70-х, получивших добротную старую выучку и закалку, но в отличие от старшего поколения, не знавших шлагбаума в виде «железного занавеса» и имевших возможность на свой страх и риск испытать свои силы в вояжах за шахматным «Граалем» по западным «опенам». И они рискнули! Влад Ткачев, Павел Коцур, Муртас Кажгалеев (все 1973-1974 г. р.) в условное десятилетие (приблизительно с 1996 по 2006 гг.) уверенно вошли в число «шестисотников» (т. е. шахматистов с рейтингом 2600 и выше, что тогда являлось показателем экстра-класса) и получили (либо максимально приблизились) прописку в первой сотне.

Tkachiev Vladislav kotsur-1

Влад и Павел играли еще в юношеском чемпионате СССР (Алма-Ата,1991)

Чуть позже к ним присоединился Дармен Садвакасов. Хотя «боеголовка» казахстанской элиты претерпевала изменения (покинул страну В. Ткачев, зато вернулся в шахматы, отсутствовавший некоторое время Е. Владимиров), это был период, когда мужская сборная страны реально претендовала на места в первой десятке Всемирных шахматных Олимпиад.

darmen.jpg

Дармен Садвакасов – единственный пока чемпион мира среди юношей в Казахстане

Несколько отклоняясь от темы, считаю своим долгом отметить, что достижения казахстанских гроссмейстеров, входивших в мировую сотню, были подкреплены в это время отличными выступлениями Серикбая Темирбаева, Руслана Иржанова, Петра Костенко и др. Общая ситуация выглядела достаточно благоприятной. Апофеозом стало выступление в 1998 году в Элисте, когда только случайность помешала команде занять место выше дележа 16-19 мест (С. Темирбаев, М. Кажгалеев, П. Коцур, Р. Иржанов, П. Костенко, Д. Садвакасов; капитан команды – Б. Асанов). До 2008 (если не изменяет память) года в списке «countrytop» ФИДЕ, отображавшем состояние национального рейтинг-листа по десятке лучших, Казахстан уверенно занимал место в третьем десятке (в том же 2008 году, например, 24 место). Затем началась стагнация. Самое обидное, что это произошло именно тогда, когда количество престижных турниров стало стремительно расти, а обсчёт рейтинга производиться по более динамичной системе (step by step) сначала раз в квартал, а потом уже ежемесячно.

Нынешнее 43-е место Казахстана на сегодняшний день отражает затяжной и болезненный процесс смены поколений в мужских шахматах. Если у девушек эта смена произошла не только быстро легко, но, и более того, вышла на новый качественно более высокий виток развития, то у мужчин, где в начале тысячелетия произошли коренные изменения в области подготовки классных молодых шахматистов, всё обстоит значительно сложней. Основная причина, на мой взгляд, кроется в следующем. Если хороших тренеров, педагогов-специалистов высокого уровня, способных провести селекционную работу, отобрать и вырастить мастера (гроссмейстера) показателя 2300-2500 по шкале Эло, в нашей стране имеется в избытке, то с тренерами, занимающимися подготовкой на более высоком уровне, не говоря о специализированных сборах, школах и т. д. мы имеем полный вакуум. Для девушек указанный интервал (2300-2500) – вхождение в высшее общество, ну а для юношей, увы… Подвижки, безусловно, есть. И особенно в последнее время. Привлечение ФШРК на сборы перед ответственными стартами крупных специалистов (К. Ланда, Р. Овечкин, Б. Аврух) дает свои плоды, но чтобы добиться кардинальных изменений, похоже, необходима кардинальная реформа. Требуется время, время, время. Но это уже тема другого разговора…

Сергей Ким, пресс-секретарь ФШРК